По степени накала освещение некоторых футбольных матчей, теннисных турниров, Олимпиад и прочих спортивных состязаний иногда сопоставимо с работой из горячих точек. Спортивные журналисты – это люди совершенного определенного жанра с четко заданным вектором. Как сделать так, чтобы зрителю было интересно? Как правильно подать информацию? Как не делать различия между звездами мировой величины и начинающими спортсменами? 2 июля, в международный день спортивного журналиста, мы пообщались с продюсером и комментатором Eurosport Максимом Янчевским.     

Фото взято с сайта vtbrussia.ru

— Максим, расскажите, как пришли в профессию? Что определило Ваш путь спортивного журналиста? 

— Я закончил Национальный государственный университет имени Лесгафта и спасибо моим преподавателям за ту мудрость, которую я у них приобрел. А вообще любовь к спорту складывалась у меня со школьной скамьи. Мой профиль – физкультура и математика. Два предмета, которые кажутся несовместимыми, на самом деле переросли со временем в нечто большее. Например, переехав в Москву я стал переносить спортивные протоколы с бумажных носителей на электронные. То есть я начал заниматься спортивной составляющей с привязкой к цифрам. Ведение статистики, отчеты… С этого все начиналось, а потом пошло-поехало. Я подал резюме в «Eurosport», они долго не отвечали мне и только где-то через полгода все закрутилось. Сначала меня пригласили в качестве новостника, потом я стал редактором, потом дорос до комментатора, а сейчас уже выступаю, ка продюсер каналов. 

— Физкультура и математика… А что скажете на счет зимы, брокколи и футбола? У вас в статусе написано, что вы это все не любите. Брокколи и зиму еще можно понять, но футбол-то чем не угодил?

Смотрю, Вы досконально изучили мою биографию, готовясь к интервью. (Смеется). Это шуточный статус в Twitter. Больше ради смеха. К брокколи я стал поспокойнее, я их даже ем… Да и вообще стал теплее относиться ко всему перечисленному. Зимой, например, катаюсь на лыжах. Когда есть возможность, езжу к друзьям в Московскую область. Футбол тоже смотрю, но реже, чем теннис, так как это мой основной профиль, который тоже идет круглый год. Невозможно смотреть все и вся. Но крутые матчи, решающие матчи Лиги чемпионов, конечно, поглядываю. Этому статусу уже лет семь, наверно…

— Да, в сети про Вас, правда, очень много информации. Можно найти Максима Янчевского, как автора, комментатора, интервьюера… Кем Вы сами себя больше позиционируете? Что больше по душе? 

— Меня и как ведущего мафии можно найти. (Смеется) Думаю, все же комментирование. Я никогда не ставил это, как цель, но так вышло, что, когда появилась возможность рассказывать о любимом виде спорта с точки зрения собственного интереса… Я сильно увлекся. То есть ты садишься перед экраном, видишь неповторимую игру, где, казалось бы, уже все моменты изучены, появляется всегда что-то новое, что-то уникальное. Два игрока, исходя из собственных стилей, показывают потрясающие моменты, захватывают твое внимание, а ты транслируешь это зрителю. Я уверен в том, что, если внимание комментатора приковано к игре, оно всегда найдет отражение. Зрителя это цепляет, он думает: если ему так интересно, то должно быть интересно мне. Для души я бы выделил комментирование матчей. 

— Иногда Вы комментируете матчи вместе со спортсменами. Это помогает процессу или наоборот делает его сложнее? 

— Это делает его интереснее и более захватывающе. Ведь, получается, человек, который был по ту сторону экрана, сидит рядом с тобой и вместе анализирует игру, анализирует соперника, с которым он потенциально мог встретиться или даже ранее встречался. Это всегда интересно. Когда мы приглашаем гостей в студию, конечно, я всегда больше слушаю ребят, девчонок-теннисисток, потому что они могут показать зрителю и даже не мне больше. Находясь в комментаторской будке, они могут донести до аудитории что-то такое, что в принципе, довольно часто у зрителей в головах оставалось под вопросом. Таким образом раскрывать игру очень интересно и совсем не трудно. Ты уважаешь своего собеседника, а значит слушаешь его и черпаешь для себя что-то новое.

— Вы в этой профессии довольно давно. Говоря о спортсменах, с кем работать легче? С новичками или со звездами спорта? Если ли какие-то ключевые различия между ними? 

— У каждого человека свой характер. Любая звезда может быть очень простой в общении и наоборот. Например, у человека, который не очень-то много, чего добился, может светиться ореол. Но я не придаю этому большого значения, так как для всех этих людей, спорт – это работа. Если говорить о топ-звездах в теннисе, то прежде всего – это бренд, который они раскручивали. Кто-то отдавал последнее на ранних этапах карьеры, чтобы потом это постепенно окупалось. Не у всех так, но тем не менее… У меня нет личных антипатий, а вот симпатии нет. 

— Коллеги, которые ушли несколько лез назад из спортивной журналистики, скажем, в обычные новости, отказываются проводить параллели между тем, что было тогда и тем, что происходит сегодня, потому что изменения колоссальны. Это так? Что именно поменялось? 

— Новостная журналистика – это жанр, который появляется периодически и в обычных новостях тоже, поэтому сказать, что коллеги совсем оторваны от этого жанра, нельзя. Конечно, сейчас акцент больше на личность спортсмена, а не на голы, очки, секунды, как это было раньше. То есть личностная составляющая человека вышла почти на один уровень с рекордами, которые достиг этот человек. То, что происходит с тем или иным спортсменом за пределами площадки, корта, футбольного поля, интересует людей даже больше. Ведь спорт – это массовая штука, которая ограничивается не только физическими упражнениями или победами. Думаю, ориентир сдвинулся за это время на личность и даже на личную жизнь, что не всегда приятно спортсменам, а иногда и зрителям. Они думают, зачем об этом говорить? 

— То есть можно сказать, случился переход от общего к частному… Кажется, что в плане телевизионного эфира все наоборот. Если раньше во всех новостях был отдельный маленький спортивный выпуск, то сейчас его нет. Любишь спорт, смотри отдельные большие каналы, либо смотри в интернете. 

— Вы правильно сказали про интернет. Сеть развивается… Она уже развилась до космических масштабов, поэтому люди узнают новости, не дожидаясь вечерних выпусков по телевизору. Именно поэтому новостные спортивные редакции становятся не нужными и не актуальными. Люди прочитали и им не нужно включать телевизор, чтоб смотреть то же самое. 

Например, в детстве я включал радиостанцию «Маяк», вешал на ухо радио, сам шел на футбол и записывал на листочке результаты параллельно идущих матчей. Сейчас такое сложно представить — нажал две кнопки и все результаты на ладони. 

— В Вашей практике что больше всего запомнилось? Может, интервью с кем-то или матч, на котором Вы работали?

— Сложно выделить что-то одно… Могу сказать, что турниры Большого шлема, на которые удается выезжать и работа оттуда, с места событий – это всегда здорово. Это всегда значимо. Поездки в Австралию – это погружение в другой мир на неделю-две. 

Будучи студентом, я стажировался на теннисном турнире «St. Petersburg Open», где по доброй традиции продолжаю работать и по сей день. Для газеты «Спорт-Экспресс» мне удалось сделать интервью с Маратом Сафиным. Это был 2009 год, последний год в его карьере. На тот момент он, конечно, уже был пресыщен вниманием, журналистам все, что мог, уде рассказал. И я помню, что он уходил с арены по черному ходу, чтобы его не видели, чтоб избежать пристального внимания…Однако, после конференции мне все же удалось задать ему тет-а-тет три-четыре вопроса. Для новичка, для человека, который только учится, стажируется, общаться со звездой такого уровня, очень знаковое событие. Не могу сказать, что равнялся на него с точки игры, но точно могу сказать, что вырос на его матчах. 

— Есть мнение, что Марат Сафин – не самый простой человек, но довольно контактный собеседник…

— Простоту или сложность человека вряд ли можно выяснить по двум-трем интервью. Скорее такие выводы можно делать, когда знаешь этого человека лично. Это ведь и аспект журналистики тоже: делать выводы о людях относительно того, какая картинка нам представлена. Только люди – это совсем не картинка. 

— Вы работали на крупных турнирах в Австралии и в других странах. Есть принципиальные различия в журналистских подходах там и здесь? 

— Нельзя сказать, что есть какие-то принципиальные различия. Я смотрел на все с точки зрения организаторского процесса и могу сказать, что сейчас идет настоящая глобализация мира. В сфере спорта это непрерывный процесс. Нельзя сказать, что то, что есть на зеленом континенте, еще не дошло до нас. И даже наоборот, те технологии, которые используются здесь, могут не доходить до них. Австралия проводила Олимпийские игры в Сиднее в 2000 году, а Мельбурн принимал Игры еще в 20-м веке… Какие-то элементарные языковые барьеры могут сыграть роль, но в целом с точки зрения организации, Россия всегда показывает себя здорово. Австралия еще выступает в качестве диковинки, в хорошем смысле слова, когда прилетаешь туда в январе из московских -20 и попадаешь в +35. Немного поражает, но быстро погружаешься в работу. Нет времени спать. 

— Максим, последний мой вопрос… Какие цели ставите перед собой, чего бы еще хотелось достичь в роли спортивного журналиста? 

— Сейчас я больше работаю, как продюсер каналов, поэтому цели брать интервью у меня, наверное, нет. Я составляю программные сетки, мы назначаем комментаторов на те или иные события… Цель – быть собой, оставаться верным этой профессии и всегда иметь интерес. Это своего рода вызов… Например, комментируешь не самый яркий матч, а твоя задача – найти такие нити, за которые ты можешь потянуть и сделать этот матч интересным не только для себя, но и для зрителя. Честность перед собой очень важна. Именно она стимулирует тебя на эти мини-победы, которые обязательно найдут отражение. Когда самому приятно, тогда и аудитории приятно. Даже достигнув определенных высот, нужно все равно продолжать учиться и совершенствоваться. 

Поделиться ссылкой: